В рубрике «Герои» мы говорим о людях и с людьми, которые нам интересны и с которыми мы хотим познакомить наших горожан. Рубрика не претендует на журналистское мастерство в жанре интервью, так как, по мнению редакции, на это в нашей стране не претендует никто.

Best
— Ром, привет. Как погода в Питере?  
— Привет, Асан. Судя потому, что говорит айфон, «сейчас облачно, максимальная температура воздуха 4°C». Я сижу спиной к окну, но склонен ему верить.  

— Когда ты начал заниматься графическим дизайном?  
— Осознанно, наверное, на первом-втором курсе университета — тогда я понял, что оформлять подачу архитектурных проектов мне гораздо интересней, чем придумывать непосредственно объекты на них. Но предпосылки появились, думаю, гораздо раньше — ещё в школе увлекался коллекционированием эмблем футбольных клубов, музыкальных групп и автомобилей, правда, тогда ещё не подозревал, что всё настолько далеко зайдёт.  

— Что-то мысль хвостатой кометой ускользает от меня. То есть, можно сказать, что занялся дизайном, потому что что-то особенное в этом было? Не просто ведь ты обращал внимание на детали?  
— Видимо, да, сейчас осознаю, что не просто так привлекали внимание именно эмблемы и логотипы, но тогда я ещё понятия не имел, что существует целая профессия такая — эмблемы разрабатывать, и мало того, за эту работу ещё и платят.

Рома Кириченко:Графический дизайнер


Best
Роман Кириченко в картинках
— Почему ты решил уехать из Бишкека?
— Если честно, до опредёленного момента у меня и мысли не было куда-то уезжать. А момент этот настал, когда я первый раз сел на самолёт и оказался где-то дальше, чем, например, Иссык-Куль. И попасть в другую, незнакомую страну, общаться с новыми незнакомыми людьми, видеть вокруг другую архитектуру, рекламу, да и вообще совершенно другую атмосферу — это мне настолько понравилось, что уже было сложно вернуться в Бишкек к прежней жизни.
Что самое страшное — теперь этот процесс не остановить. Периодически назревает желание сменить обстановку и поехать жить куда-то ещё.
Это, наверное, своего рода наркотик, пока сидишь в своём уютном домике тебе вполне комфортно, но как только однажды попробуешь прогуляться сначала во двор, потом в гости в соседний дом, потом на соседнюю улицу, потом в другой район — всё, остановиться очень сложно, к тому же, мир предательски огромен.

В Санкт-Петербург Роман перебрался в 2009 году.  С того же года работает в качестве фрилансера и ведёт несколько проектов на удалённой основе.
— Многие говорят, что у тебя свой офигенный стиль. Это правда?
— В дизайне или я так супермодно одеваюсь? 

— В дизайне, конечно. Но последний раз, когда я тебя видел, одет ты был, как скандинавский турист.
— Климат обязывает, до Скандинавии тут 300 км, так что я — почти скандинавский турист. Насчёт дизайна мне сложно судить, это надо спросить у тех людей, которые говорят, что у меня офигенный стиль, почему они так думают. А вообще, я, конечно, пытаюсь выработать какой-то почерк, но оглядываясь на своё портфолио, подмечаешь, что можно было бы делать что-то более стильное. 

— Ну, так, наверное, всегда. Всегда можно что-то делать лучше. Чем вообще, по твоему мнению, отличается твой фирменный почерк?
— Мне безумно нравится скандинавский дизайн, отточенный и выверенный, без наносного украшательства. Я бы очень хотел, чтоб у меня получалось отсекать всё ненужное и оставлять только суть, не знаю, почерк это или нет, но есть у меня такое стремление, чтобы в дизайне не было лишних элементов, только то, без чего нельзя обойтись наверняка. Чтобы был дизайн ради функции, а не ради дизайна.



Слияние заглавных латинских букв имени Романа Кириченко между собой и их подчеркивание — его личный знак
— Я буду прав, если скажу, что тебе нравится именно типографика?
— Да. Это чертовски сложная и кропотливая работа, и когда смотришь на мастеров этого дела, осознаешь собственную несостоятельность. Типографика для меня это определённая планка, до которой хочется дорасти.

— А на кого ты смотришь? Люди или студии, которые тебя вдохновляют?
Вот Сергей Шапиро — крутяк вообще.


Типографика (от греч. τύπος — «отпечаток» и γράφω — «пишу») — это художественное оформление текста посредством набора и верстки.
Best
— А кто ещё? Например, шведские студии? Не обязательно в типографике.
Сейчас посмотрим, кого я фолловлю на «Бихансе».
Вот не совсем швед, но знаки у Георгия Бокуа замечательные. 

Best
Австрияки тоже точные, как скальпель.
 
Best
— Это вот крутые норвежцы Heydays

Best
— А вот и швед Эмиль Карлссон.

Best
— У тебя есть любимые работы?
— Ты знаешь, любимых нет, наверное. Каждый день такой поток информации, что-то нравится, что-то отмечаю про себя, может что-то в голове откладывается. Но так навскидку сложно сказать. Хорошего дизайна много, плохого, конечно, больше, но тем не менее.

— Понимаю тебя. Ну, может, что-то культовое? Вроде I ♡ NY или Rolling Stones?
— Роллинги, пожалуй, да, или Nike, к примеру, но скорее из-за узнаваемости. Есть, конечно, культовые бренды и логотипы, которые не могут не нравиться, но в тоже время каждый день в мире делается столько всего крутого. Просто не всё проходит проверку временем.

— Что, по-твоему, отличает хороший логотип от плохого?
— Не знаю. Сейчас что-нибудь придумаю… Так и не придумал, чем. Всё настолько субъективно, что как-то неприлично об этом рассуждать, может, есть какие-то критерии оценки, но я их не могу назвать. Скорее, это просто интуитивно — один логотип нравится, а другой нет.


— У тебя есть любимые кыргызстанские логотипы? И предопределённый интуицией вопрос — почему именно они?
— О! Да, определенно есть, сейчас вспомню. Нравится логотип Tumar, нравится лого АУЦА, лого «Бомонд», не знаю, остался ли этот магазинчик напротив чайханы на Тоголок-Молдо. Да вообще много отличных логотипов в Кыргызстане, если повспоминать. Сейчас, наверное, стало ещё больше, как и талантливых дизайнеров.

— Ты очень деликатный.
— Я просто очень не люблю обсуждать чужие работы. И с каждым годом всё больше.

— А свои-то любимые работы можешь обсудить? Те, что сам делал.
—Недавно был разговор об этом с Антоном (Антон Тюленев — графический дизайнер. Работает в Студии Артемия Лебедева). Смеялись, что я один нормальный логотип за всю жизнь сделал — Safari bar, который на всяческих фестивалях побеждает, и после этого, можно, в принципе, заканчивать. Всё равно лучше не получится.
По большому счету, так и получается. Есть пара-тройка знаков, которые мне до сих пор нравятся. Но в большинстве своем все лого двух-трёхлетней давности мне хочется переделать.

— Ну, ты мне назовёшь эту пару-тройку, чтобы мы могли их читателю продемонстрировать?
Safari Bar, наверное. Самое интересное, что «Сафари бар» не был принят и до сих пор не используется. Думаю повременить ещё десяток лет, взять с ним ещё десяток призов, а потом продать за пару миллионов долларов. В общем, «бутылкожираф» сделан был по просьбе моего отца в 2011 году абсолютно безвозмездно, заказчика я в глаза не видел, но, судя по всему, знак ему не понравился. С тех пор я его нещадно эксплуатирую, запихивая во все конкурсы и фестивали.

Best
И этот сейчас нравится. Конь. Он мне нравится просто потому, что свежий, ещё не приелся. Лого делался на прошлой неделе по заказу питерского британского шахматного клуба.
Я так ещё раз посмотрел. Остальные не очень нравятся уже. 

Best
— Ром, с чего ты начинаешь рисовать логотип, и как много на это у тебя уходит времени?
— Логотип начинаю рисовать с обеда. В среднем, на средний логотип уходит около пяти дней.

— Вот с точки зрения простоты и удобства использования, что лучше — шрифтовой логотип или знак?
— Интересный вопрос.

— Первый за сегодняшний день.
— Если говорить именно о простоте восприятия, то, наверное, шрифт, всё-таки читать по буквам умеют практически все. Но в знак можно заложить, к примеру, метафору. Знак можно домысливать, и это скорее преимущество. Хотя иногда лучше просто написать «Банан», чем глубоко задумываться и домысливать форму.

— Интересный ответ.
— Первый за сегодняшний день?

— Ну что ты. Сегодня мы беседовали с Романом Кириченко — одним из любимейших дизайнеров нашей редакции. Спасибо, Ром. Передашь что-нибудь бишкекчанам?
— Я передаю бишкекчанам привет и очень по ним скучаю. Буду рад видеть бишкекчан в Питере и, надеюсь, скоро приеду погостить.