В прошлом году графический дизайнер Руслан Токочев стал посвящать свое свободное время разработке знаков для каждого из городов Кыргызстана. «Енот» узнает, как Руслан стал заниматься графическим дизайном и почему он решил, что городам нужны логотипы.

Best
— Почему так получилось, что ты стал дизайнером?
— Это началось даже чуть раньше школы, как всегда, с рисования. Мои братья и сестры, даже двоюродные, учились в Архитектурном, я часто проводил время с ними, мы вместе лепили, делали макеты зданий, какие-то елочки помню маленькие. Папа говорил, что во мне это от дедушки, он был человеком творческим, всегда что-то делал руками, вырезал фигурки из дерева. Я окончил Медицинскую Академию и выпустился с дипломом фармацевта. Но вместо того, чтобы записывать лекции, я рисовал. Когда я заканчивал, у меня даже мыслей не было, как я планировал раньше, заниматься производством лекарств, вверх взяло рисование. Это был 2005 год.

— И ты не задумывался о графическом дизайне?
— Да, вообще не задумывался, просто рисовал. Подруги сестры привлекли меня к дизайну. Первым заказом была брошюра для НПО, я тогда всё рисовал в программе Macromedia Flash, это такая древняя программа, потом переводил всё в Illustrator (графический редактор от компании Adobe — прим. «Енота») или Photoshop, в зависимости от задачи. 

— А тебе заплатили за первую работу?
— Да, именно после того, как мне заплатили, я почувствовал, что круто быть дизайнером и видеть, как твоя работа как-то где-то используется. Нам заказали брошюру и дизайн сайта, который делал мой друг, и заплатили 700 долларов, по тем временам огромные деньги. Тогда я понял, что это моё.

Графический дизайнер:Руслан Токочев


Best
Руслан Токочев в картинках
— В чём твоя сильная сторона? Ну, или что тебе больше нравится рисовать, может быть, знаки?
— Да, мне больше нравится айдентика — логотипостроение. Постеры приходится делать для фильмов, но это не отдушина, а всё-таки средство зарабатывания денег. 

— Сейчас у тебя своя полноценная студия?
— Я не могу сказать, что это полноценная студия — я тут один сижу, проще сказать, что я фрилансер.

— Фрилансер со студией.
— Да, если брать офис, как просто локацию, я фрилансер со своей студией.

— А почему ты решил делать логотипы для городов Кыргызстана?
— Ну, это началось с того, что я как всегда серфил интернет и наткнулся на проект Николь Мейер, которая каждый день рисует логотип одного озера в Миннесоте, а их 10 000 штук. Мне понравилась её тема, и я решил делать айдентику наших городов, чтобы жители могли гордиться и такой вещью тоже. На самом деле, это не логотип, а больше типографика. То есть, я хотел «поиграть» со шрифтами.

Best
Логотипы некоторых озер от Николь Мейер
— С какого города ты начал?
— В первую очередь взялся за Чолпон-Ату. Если честно, я не выбирал, а просто решил начать с неё. Я никогда не придумываю специально, что буду рисовать, это рождается уже по ходу, с первой линии, а дальше всё идет по наитию. На самом деле, я стал двигаться по часовой стрелке. Иссык-Куль, потом Нарын и так далее. Бишкек оставил напоследок, так как разные дизайнеры уже наделали кучу знаков, нужно над ним хорошенько поразмыслить.

— А в чём, по-твоему, суть городской айдентики? Это ведь отдельная, вообще, тема.
— Как-то передать сущность города, по каким-то деталям, которые дадут человеку представление о том, где он находится или куда он едет. На самом деле, это очень сложно. Я просто намучился с Джалал-Абадом, до сих пор не знаю, как изобразить его знак.

— А ты был в Джалал-Абаде?
— Вот ещё один забавный минус — я никогда не был ни в Джалал-Абаде, ни в Оше. Не был на юге, только на Токтогулке.

— Тогда на чём основывается принцип твоей работы?
— Изначально я изучаю историю местности, собираю информацию в интернете. Когда я выделю необходимые факты, на их основе уже строю идею логотипа. К примеру, Джалал-Абад был основан, как здравница, то есть лечебные воды для меня стали основой. Хотя есть ещё идея связать логотип с Арсланбобом.

Best
В Чолпон-Ате имеются бухты, где стоят пароходы и катера. Это и навело Руслана на мысли о такой шрифтовой композиции
— Почему тебе нравится делать логотипы, а не верстать, к примеру?
— Верстка, по-моему, это очень скучно. Одно дело, когда ты делаешь несколько страниц, другое, когда ты верстаешь больше 50, по-моему, это геморрой.

— У тебя есть определенный стиль?
— Стиль... Я люблю минимализм.

— Ага, значит, что-то скандинавское.
— Скандинавское? Они славятся минимализмом?

— По-моему, они в этом деле первопроходцы.
— Да? Клёво… 

— Значит, ты любишь гельветику?
— Да не сказал бы. Я использую все шрифты. Хотя сейчас такая тенденция — использовать шрифты без засечек.

— Кто тебя вдохновляет?
— Вдохновляет Google в большей степени. Картинки.

— Ловишь в общем потоке?
— Да, я наблюдаю за всем. Нет такого, что я вдохновлен, скажем, Милтоном Глейзером и молюсь на него. Вдохновляет всё вокруг.

— Что для тебя быть дизайнером?
— Я никогда об этом не задумывался. На самом деле, это такой образ жизни. Нет графика, когда проснулся, тогда и работаешь. Работаешь по ночам часто. Нет такого, что встаешь с утра, а там очередь в туалет — просто у меня большая семья.

— А что, по-твоему, отличает художника от дизайнера?
— На самом деле, разницы нет. Все творят, все рисуют. Каждый вкладывает какой-то явный или скрытый смысл в элементы, дизайнеры в детали, художники в символы.

— А разве нет такого, что дизайнер — более коммерческая профессия? Ты творишь по заказу, выполняя определенные задачи.
— Да нет. Ведь Дали тоже любил зарабатывать деньги, просто всё дело в том, какой эпатаж его окружал.

— А как ты самосовершенствуешься?
— За счет адекватной критики. Раньше я её не воспринимал, даже работы свои не показывал никому. Наверное, играло самолюбие. Сейчас к тому же многое даёт интернет, читаю определённую литературу, типа основ композиции, про леттеринг или кёрнинг, например.

— Придерживаешься ли ты философии — плевать на правила, если мне нравится это визуально, то пусть остаётся так?
— Может быть. Свою работу я делаю интуитивно. Делаю, что нравится. Я называю это шлифовать. Шлифуешь до того момента, пока картинка не понравится тебе на сто процентов. 

— Ты как-то изучал айдентику городов? Как, по-твоему, это работает?
— Я придерживаюсь того, что вся айдентика, скажем, в одной стране должна быть идентичной. Было бы круче во всем мире. Но достаточно и страны. Я за то, чтобы, в какой бы город человек не приехал, ему было всё понятно и доступно. Я считаю, что практическая сторона должна идти в ногу с визуальной. Айдентика в городе имеет всё же больше туристическое значение, то есть, логотипом герб не заменишь.



Личный знак Руслана Токочева основывается на том, каким сам себя видит автор
Best
«Для меня Нарын это в первую очередь гидроэнергетика. Я старался передать ассоциации с электричеством»
— Что бы ты поменял в Бишкеке в области дизайна?
— Навигацию, разумеется. Сейчас помогает Google Map. В первую очередь я бы поменял герб Бишкека, он какой-то угловатый и страшноватый. Мне не нравится, как вписывается ромб. Думаю, было бы неплохо его стилизовать.

— А как дизайнер оценивает свой труд? У тебя есть такое, что цена зависит от заказчика?
— Вообще, методом тыка, как говорится. То есть, разумеется, у меня есть примерные накидки того, сколько что может стоить. Скажем, я очень не люблю работать с госучреждениями. Потому что они очень муторные, там не бывает компетентных людей, всё это очень долго, весь это странный фидбек. Ещё, я не люблю работать с НПО. В основном, так получилось, что работаю со знакомыми, со знакомыми знакомых и так далее. На начальном этапе я просто говорил всегда завышенную цену, а потом смотрел на реакцию заказчика.

Best
Логотип для фильма «Салам, New York», в котором Руслан является художником-постановщиком
— Как рождается логотип?
— Когда мне заказывают логотип, я не сразу иду его делать. Я пытаюсь вытащить из головы ассоциации, если не получается, я продолжаю изучать тему, схожие варианты, историю и так далее. На ассоциативную работу уходит от недели до двух. Самая быстрая часть — это техническая. Нет такого, что я выезжаю на Ала-Арчу и среди елок ловлю вдохновение. Потом, когда получаются несколько вариантов, я отправляю их заказчику. Как-то так.

— В чём бы ты хотел достичь совершенства?
— В каллиграфии. Хотя я этим ещё не занимался, но мне это очень интересно. В марте я собираюсь отправиться в путешествие автостопом вокруг света. И по мере странствия, я хочу изучить искусство письменности тех стран, где побываю, да и дизайн в целом. Начну с Китая, потом санскрит в Индии и по накатанной. Планирую потратить на это два года. Думаю, это пригодится, раз уж дизайн стал моей профессией.