«Енот» начинает собирать рассказы людей, переехавших в Бишкек в сознательном возрасте. Художник, а по совместительству владелец ресторана с самой вкусной и натуральной курицей в городе, Чихун Джеонг, проанализировал свои полтора года в Бишкеке и рассказал о разнице в образе жизни между тем, к чему успел привыкнуть и тем, где находится сейчас.

Best
Когда я приехал, в Бишкеке был разгар зимы, я надел очень яркую оранжевую куртку, а моя дядя — красную. Я тогда подумал: «Упс… Мы явно не вписываемся в местную картинку, потому что все были в чёрном, сером и коричневом».

Я думаю, весь страх перед неизведанным в Кыргызстане связан именно с окончанием «стан». Мне казалось, что здесь всё похоже на Афганистан, Пакистан и другие страны региона, но всё оказалось удивительно другим. Я предполагал, что постсоветская страна, конечно же, отличается от Афганистана, но не знал, что здесь так много русских, корейцев, японцев, немцев и вообще экспатов. Для меня это было большим сюрпризом.

Прежде я слышал, что Бишкек очень маленький город с миллионным населением, но был удивлен, как много здесь машин. Удивляться перестал, когда понял, насколько бензин здесь дешевле, чем в Сеуле. У меня нет машины, потому что водить здесь, думаю, безумие, так что мой Бишкек очень маленький — от проспекта Манаса до улицы Советской, от улицы Боконбаева до Чуя. Раньше была улица Фрунзе, где располагался мой ресторан, но теперь я туда ни ногой. Иногда я расширяю границы до улиц Калыка-Акиева, Гоголя и Горького. Тем не менее, я успел заметить, что бизнес здесь то открывается, то закрывается. Это вообще особенность Бишкека — друзья говорят: «я работаю там-то». Когда мы видимся в следующий раз и я спрашиваю их о работе, они успевают её поменять. Активность очень высокая и, я не совсем понимаю почему. Это всё слишком быстро. Конечно, большинство людей, которых я встречаю, хотят работать, но их жизнь не сильно меняется без работы. Это принципиальная разница с остальным миром. Бишкекчанам не надо беспокоиться об арендной плате или кредитах. Я думаю, на эмоциональном и ментальном уровнях это хорошо, потому что в Корее общество сидит на кредитах. Мне гораздо больше нравится здесь — у тебя есть деньги, ты их тратишь, нет денег — не тратишь. В Сеуле ты оказываешься в долгах сразу — вы покупаете сотовый, а за разговоры платите в конце месяца, дома, квартиры и машины покупаете в кредит. Образование дорогое — берешь кредит. Мне кажется, в этом плане здесь безопаснее. Я боюсь обобщать, но из-за этого люди также избегают сложностей и становятся менее терпеливыми перед препятствиями. Если ты сдаешься в Корее, ты пропал. Нужен какой-то баланс. Мои друзья в Корее ненавидят свою работу, но не могут уволиться, потому что не смогут содержать свои семьи и жить в городе, иначе им придётся селиться в горах. А здесь люди очень легко бросают то, что им не нравится. Например, я получаю много резюме и вижу, что люди на прежнем месте проработали всего три месяца. Я не воспринимаю это, как опыт работы в ресторанном деле, это скорее показатель их нетерпеливости. И нет никаких гарантий, что они также не поступят со мной.

Ещё я заметил, насколько современное поколение в Бишкеке, если убрать все технологические новинки, похоже на поколение моих родителей в Сеуле — они все хотят рано жениться или выйти замуж. Современная молодежь в Корее не думает о браке в 25–27 лет, все думают о том, как построить свою жизнь в профессиональном плане. Ну, и то, что сразу бросается в глаза — город очень зелёный, вокруг много парков и деревьев. Также, для меня очень круто обилие советской архитектуры — я наделал кучу снимков. Для меня это что-то экзотичное, наверное. Здесь очень много винтажного и контраст между новым и старым очень четкий. Люди здесь пытаются избавится от старого и строить что-то напоминающее Европу. Мне нравятся старые здания с высокими потолками на Дзержинке. Я считаю их красивыми и хочу жить где-нибудь там. «Сталинки», кажется, называются. Когда я говорю об этом друзьям, они возмущаются: «Зачем ты хочешь там жить, они же почти развалились?». Но мне нравится.
Мы перетаскивали тяжелые вещи для кафе, а абсолютно чужие люди заговаривали с моими сотрудниками и помогали — такое редко когда увидишь в других странах

Здесь очень добрые люди. На первый взгляд, они кажутся очень серьезными. Хотя в Корее намного хуже. Просто последние годы я жил в США, а там тебе всё время улыбаются незнакомые люди. Здесь незнакомцы тебе не улыбнуться, но стоит вам подружиться, они становятся твоими самыми верными помощниками. Мне кажется, это одна из лучших здесь вещей. Люди всё время говорят: «Дай знать, если нужна помощь». «Чем я могу тебе помочь?». И это не только по отношению ко мне, как к иностранцу. Мы перетаскивали тяжелые вещи для кафе, а абсолютно чужие люди заговаривали с моими сотрудниками и помогали — такое редко когда увидишь в других странах. Там могут предложить помощь, а здесь сразу «давай-давай» и начинают помогать. Это впечатляет, здесь больше сплоченности.

У каждого города собственный ритм. Бишкек — это супер расслабленное место. Я очень много работаю, и мой постоянный клиент как-то говорит: «Чихун, садись, ты работаешь слишком много, тебе нужно сесть и выпить вина. Это всё, что тебе сейчас нужно, ты сегодня сделал достаточно». Разумеется, я отказался, потому что моё рабочее время ещё не закончилось. И многие бишкекчане постоянно уезжают на Иссык-Куль. Я был там осенью, ездил на одну ночь. И в прошлом году меня около трех дней был отпуск. Думаю, я сам ушел в другую крайность. По корейским меркам я расслабленный, а по местным — напряженный. Люди расслаблены и мне это нравится, я хочу этому научиться. Они ездят на Иссык-Куль — «на этой неделе очень жарко, поехали на Иссык-Куль на выходные», а я так пока не могу.
Если вы хотите жить волнующей жизнью, если вам нужен вызов, вы хотите что-то создать — это один из лучших городов для воплощения идей и бизнес-планов

Думаю, в этом свои плюсы и минусы. Я не люблю крайности, в Корее и в США это чрезмерно. В Корее много говорят о европейском образе жизни, просто потому что не могут позволить себе такую жизнь. Очень многие слишком много работают и читают статьи про скандинавские страны, в которых гораздо более размеренная жизнь. Они усердно копят, а потом тратят тысячи долларов на то, чтобы пожить где-нибудь в Норвегии или Швеции. Думаю, важно во всём найти баланс — в религии, в политике, в экономике. Это очень сложно, поэтому людям легче находиться в крайностях. Например, в Корее из-за нашей усердной работы, я даже не говорю о том, как безумно работали поколения моего отца и дедушки, мы смогли развить свою страну. Говорят, что нам стоило быть более расслабленными, но разве смогли бы мы тогда быть там, где мы сейчас? Мне бы хотелось, чтобы ваша страна училась в этом плане больше у Европы, чем у США и Кореи. Уровень и качество жизни там гораздо лучше, 40 часов в неделю, отпуски… Но в то же время мне бы хотелось, чтобы Кыргызстан учился эффективности и ответственности у США и Кореи. Да, существует безумный ритм и чрезмерно расслабленный, но на то Кыргызстан и находится между Востоком и Западом, чтобы найти необходимый баланс. Это могло бы стать глобальной моделью, так как США, Корея и даже Китай сейчас очень материалистичны. Неокапитализм. Города не спят и всё хорошо, но только для тех, кто очень богат. А здесь всё более расслабленное — и бедные, и богатые могут съездить на Иссык-Куль и отдохнуть, насладиться жизнью.

После развитых стран здесь сложно, но весело. Если вы хотите жить волнующей жизнью, если вам нужен вызов, вы хотите что-то создать — это один из лучших городов для воплощения идей и бизнес-планов. Мне сейчас очень сложно найти хорошего поставщика курицы для своего заведения. Мой поставщики хороший в плане качества товара, но так как конкуренции практически нет, он может делать всё, что захочет. Иногда он просто повышает цену, когда мы увеличиваем объемы или приглашает выбрать курицу, а по прибытию выясняется, что товар уже продан кому-то другому, при том, что мы потратили на дорогу до Токмака полтора часа. Это очень печально. У меня нет какого-то большого негатива, но если сложить множество мелочей и факторов, которые продолжаются в бизнесе в течение полтора года, то это становится существенным. Самый большой негатив в Бишкеке вызывают именно поставщики. Для меня самое важно в бизнесе — качество курицы. Я мечтаю подавать выращенную в естественных условиях натуральную курицу. Сейчас у меня, разумеется, натуральная курица, но просто она выращена в клетках, а мне нужна свободолюбивая птица.

Мне нравится, что здесь можно создать что-то большее, чем просто бизнес — например, мы пытаемся поддерживать искусство, молодежь, платить больше партнёрам. В Корее вы этого не сможете, потому что вам придётся фокусироваться только на еде и совершенствовании. Например, совместно с Burger House мы собираемся реализовать культурный проект на бульваре Эркиндик, тогда как в Корее, скорее всего, у вас на это просто не было бы времени. А здесь, — пожалуйста, и людям это интересно, они это ценят. Таким образом, вы посвящаете себя обществу. Я своим знакомым из Кореи всё время рекомендую приезжать сюда и делать что-то большое, объясняю, как много здесь возможностей.
Мой отец сказал, что переехал бы сюда жить на пенсии, но мы опасаемся за его медицинскую безопасность

Бишкек — уникальный город. В людях есть энтузиазм, очень много университетов и молодёжи, при этом, из разных стран — Афганистан, Таджикистан, Пакистан, Индия, Грузия, Россия и даже США — студенты приезжают сюда учиться и это здорово. В Корее 10 лет назад такого не было, ваша страна очень многонациональна и активна. Также, люди очень требовательные и это хорошо. Такие люди меняют маркетинг и брендинг, меняют качество. Это даёт хороший потенциал. Мне бы хотелось, и думаю, это вопрос времени, чтобы правительство упростило систему по открытию бизнеса. Уверен, гораздо больше иностранцев инвестируют свои время, деньги и талант в страну. Сейчас каждый госорган диктует что-то своё, пытается вставлять палки в колеса, но это нормально, в прошлом в Корее было то же самое.

Например, мои родители полюбили Кыргызстан, особенно природу, Иссык-Куль, горы. На следующую поездку сюда они привезли группу из 32 человек, чтобы всё это им показать. Все были счастливы. Они очень хотят проводить отпуска здесь. Но с возрастом качество медицины становится очень важным фактором. Если бы у страны медицинская система была более развитой, очень многие, я уверен, захотели бы сюда переехать. Так было с Коста-Рикой. Но пока это проблема. Мой отец сказал, что переехал бы сюда жить на пенсии, но мы опасаемся за его медицинскую безопасность.

За полтора года я кое-что увидел со стороны. У меня сложилось вполне позитивное видение. Я думаю, что всё будет в порядке. Люди, которые жили и учились за рубежом, возвращаются. Ещё больше молодых людей хотят учиться за границей и у них есть эта возможность. Многие обязательно вернутся. Мы, экспаты, вносим свой вклад и видение в развитие каких-то вещей. но в местных больше энтузиазма, потому что, например, я не могу работать на правительство и что-то кардинально менять. Лет через пять я бы хотел увидеть город с хорошей образовательной системой, университеты, студентов, которые приезжают учиться со всех уголков. Хотелось бы видеть его городом стартапов с упрощенной системой регистрации. Мы должны вдохновлять людей начинать новый бизнес, это делает город активнее, привлекает людей из других стран, туристов, инвесторов. Хочется видеть больше людей искусства, галереи, выставки. Хочется, чтобы люди могли приехать сюда не только из-за Иссык-Куля.
 
Бишкек для меня — это чистый холст. Почему? Потому что я могу нарисовать многое. Для меня искусство в жизни занимает важное место. И всегда, когда я вижу перед собой белый холст, я очень воодушевлён, потому что предвкушаю созидание. Здесь я чувствую себя перед белым холстом. Наверное, я за год с небольшим я сделал небольшой набросок и теперь мне очень интересно что я смогу создать.

Интервью и перевод: Даниэль Абдылдаев, финансист, со-основатель интернет-издания «Енот»