С 10 по 17 июня в городе пройдут вечеринка, выставка, серия мастер-классов, кинопоказов и, возможно, примеры уличного искусства в бишкекской городской среде от урбанистов, художников и активистов из самых разных городов. Насыщенная неделя посвящена партизанингу и, пожалуй, собрала одних из лучших уличных художников-активистов России. «Еноту» о теме мероприятия рассказывает один из со-организаторов, уличный художник и со-основатель проекта «Партизанинг» Игорь Поносов.

 
  
Большая часть мастер-классов состоится на территории творческого пространства OLOLOHAUS. Программу фестиваля и список участников можно уточнить здесь.

Best
Нельзя сказать, что у партизанинга есть какая-то основная цель. Проект «Партизанинг» мы организовали в 2011 году в Москве, изначально он стартовал, как сайт и небольшая газета. На этих площадках мы публикуем различные материалы, иногда критического характера, касающиеся города, коммуникаций с жителями, различных социальных процессов, которые в городе происходят, а также городского искусства и того, как оно на эти процессы может влиять. Мы часто работали, как уличные художники в городской среде. Также мы образовали некий коллектив из нескольких человек и начали делать различные городские интервенции, которые, как нам казалось, являются нашей реакцией на ту агрессивную местами городскую среду — до этого мы работали, как уличные художники, очень много времени проводили на улице, использовали велосипеды, пешеходную инфраструктуру. Очень многие вещи нас возмущали. Так мы начали делать пешеходные зебры, таким образом отмечали народные дорожки, то есть те места, где люди часто перебегали дорогу. Делали лавки в различных местах, где было бы хорошо отдохнуть. Мы разработали альтернативную велосипедную инфраструктуру, создали карту, начали развешивать знаки на улице, чтобы обозначить потенциально возможные маршруты. За последующие пять лет многое менялось, мы продолжали работать в этом направлении. Сменилось правительство Москвы, они начали более внимательно относиться к городу — стали преобразовывать общественные пространства, парки, реализовали велосипедную инфраструктуру. То есть множество вещей, о которых мы заявляли, так или иначе, произошли. 

Участники:


Игорь Поносов, куратор, основатель движения «Партизанинг», Москва
Антон Мейк, художник, активист, основатель движения «Партизанинг», Москва
Дмитрий Заец, социолог-урбанист, Москва
Владимир Ус, куратор, Кишинев
Бред Дауни, художник, Берлин
Владимир Тернер, художник, Прага
The Wa, художник, Берлин
«ЗИП», арт-группа, Краснодар
Кирилл Кто, художник, Москва

1 / 3
Best Best Best
При этом мы всегда говорили, что партизанинг не какая-то закрытая система, это такое явление, которое может быть распространено повсюду. Мы в это явление вкладываем различные народные способы облагораживания среды. У нас есть отличный пример, в одном из московских дворов живет такой человек, как Андрей Сальников, он столяр и у него есть несколько детей. Он решил своими руками построить детскую площадку, но необычную, а сказочную — пиратский корабль с горкой, большой дом Бабы Яги. Это и есть партизанинг — человек своими руками несогласованно начинает улучшать окружающую его городскую среду, как он её видит, какой он хочет, чтобы она в конечном счете была. Конечно, это вызывает какую-то реакцию, реагируют власти, начинается какое-то взаимодействие, обсуждение, в общем, для нас это очень важный процесс. Такая, низовая, что ли, урбанистика, когда человек ощущает свою принадлежность к городской среде и начинает вносить какие-то небольшие изменения. Это могут быть закатанные ямы, новые урны, лавки в необходимых местах. 

Это приводит к восприятию людей общественного общим. Иногда мы вносили такие интервенции, как одомашнивание. На выставке будет представлен такой фрагмент — домашний участок с ковром, мебелью, лампами. Мы предлагаем домашнюю среду помещать в публичную среду, чтобы установить некоторую свзяь между личным и публичным. 

1 / 6
Best Best Best Best Best Best
В общем, партизанинг это явление, которое может произойти в любом городе. В Бишкеке, в принципе, есть такие проявления. Это происходило во многих городах России. Иногда люди вдохновлялись нашими примерами. Нас, возможно, можно назвать первооткрывателями в этом явлении, но именно на постсоветском пространстве. Знаете, наверное, нашу деятельность можно назвать неким хакерством от уличного искусства. Это взлом городской среды и алгоритмов, по которым она существует. На то, что мы делали, всегда происходило множество реакций. Например, мы сделали несколько зебр в Москве, некоторые закрасили просто, а иногда происходило следующее — приезжал канал, который делал сюжет, потом приезжала полиция, чтобы разобраться с тем, что мы там делаем, а потом выясняется, что зебра, после опросов, там действительно нужна. Нашу закрашивают, а после делают официальный переход. Это и есть некий взлом системы. Другой пример — альтернативная карта московского метро. Система московского метрополитена очень развита, но существующая карта — это просто схема, которая не учитывает реальное надземное пространство. Люди просто иногда не понимают физических расстояний и не могут привязать их к надземным точкам. Мы решили сделать карту, которая привязана географически к реальным местам и вообще удобна для горожанина. Мы её сделали и разместили эти карты в вагонах метро нелегально. После этого пошла реакция, мы всё выставили на нашем сайте, а примерно через год я наткнулся на сюжет на официальном сайте правительства Москвы, где Собянин демонстрировал нашу карту, но немного модифицированную. Таким образом, наша нелегальная карта переместилась в официальное поле. Это тоже взлом. 

Нам ничего не мешает работать официально. У нас было множество попыток сотрудничать, при чем инициатива всегда исходила от властей. Просто именно бюрократия очень сильно нас отталкивает, мы не готовы заполнять бесконечное количество заявок, у нас просто нет на это времени. Если мы будем этим заниматься, мы просто ничего в реальности не сделаем. Поэтому мы стараемся совместить эти два поля — искусство и активизм. Для нас важно некое высказывание на тему этой системы. Сейчас мы занимаемся в основном теоретическими направлениями. В этом году мы издаем совместную книгу, связанную с городскими «низовыми» инициативами. Там будут вещи, которые можно отнести к партизанингу и те вещи, которые можно характеризовать как гражданские, активистские. Я издаю свою книгу на тему уличного искусства, где также буду склонять людей к социальному искусству, к партизанингу. То есть наша работа продолжается. Я не позиционирую себя, как активист, потому что я не готова с кем-то там бороться, повторюсь, все наши работы это скорее реакция на недружелюбную негуманную систему.    

Выставка и лекции в Бишкеке будут посвящены всему этому. Прийти могут все желающие горожане, независимо от возраста. Как показывает практика, молодые больше реагируют, потому что у них больше энергии, больше максимализма, ориентиры не потеряны, надежды не потеряны. Партизанинг может являться неким вдохновителем для этих вещей.