1926 год стал для Кыргызстана значимым в области культуры. В городе Фрунзе, была образована первая музыкально-драматическая студия, на базе которой, позже, в 1930 году образовался Киргизский государственный театр. Здесь берет начало история кыргызского балета, история великих отечественных имен классического танца и великолепных композиторов. В эпоху СССР, кыргызский балет по достоинству признавался одним из лучших и сильных балетов среди всех стран союза.

Best
В балет меня привели родители, когда мне было десять лет, и это при том, что в моей семье абсолютно нет творческих людей. Я не знал, что такое балет и чем там занимаются, но пошел учиться в Бишкекское хореографическое училище. Я до конца не понимал, как сильно повлияет на меня школа, как это изменит мою судьбу. В начале, такие перемены мне абсолютно не нравились, да и какому подростку понравится торчать в зале и тренироваться, вместо того, чтобы выйти на улицу и веселиться с друзьями. Если все-таки мне удавалось вырваться во двор, друзья засыпали меня просьбами сесть на шпагат или показать растяжку. Я делал это с гордостью. Читайте «выпендривался».


АЗАМАТ АСАНГУЛ,артист балета

Не забуду первый трепет перед учителями, когда педагог показывает очередной прыжок, ты приходишь в восторг и фантазируешь, когда сможешь сделать так же. В балетной школе нет уроков, только пары — 90 академических минут. То есть 90 минут — прыжки, 90 минут — станок. Весь потный и мокрый ты заходишь на третью пару — алгебру, решаешь задачи, строишь графики. Я тысячу раз хотел бросить балет, и в основном, меня всегда отговаривали родители, за что я им сильно благодарен. В балетной школе я проучился восемь лет и получил среднее специальное образование.
После я поехал повышать свой скилл в культурную столицу России. Я ехал в Санкт-Петербург один, без каких-либо рекомендаций, надеялся на удачу и верил, что меня возьмут в Академию Русского Балета. На вступительных экзаменах было очень много людей, в основном, все из России. Из Кыргызстана был только я. 

Морально было тяжело, ведь это абсолютно другой уровень. Русский балет — один из лучших в мире. Академию оканчивали громкие имена: Галина Уланова, Светлана Захарова, Михаил Барышников и многие другие, уважаемые люди, большие профессионалы.

Best
Я думаю, мне просто повезло, потому что меня сразу взяли в очень сильный выпускной класс. Я попал к сильным хореографам, получил очень много опыта и встретил множество друзей. В частности, спасибо Михаилу Шамильевичу, моему хореографу. В балете никогда не бывает легко. Здесь тяжело всегда. Даже сейчас, после стольких лет в балете, мне не так легко, как тогда, в самом начале. Это пот. Это труд. Боль, ежедневная, постоянная борьба и работа над собой. Сегодня нужно быть лучше, чем вчера и, когда это не происходит, падает настроение. Не знаю, может, это психологическое уже, ведь люди искусства так самокритичны. Конкуренция везде есть, но мне правда, всё равно. Я отношусь проще — делаешь свою работу хорошо, значит непременно добьешься успеха. 

После Санкт-Петербурга я получил контракт в Московском театре и проработал там два года. Опыт был так же колоссален. Я объездил все Европу, соединенные Штаты, а в конце мы даже обзавелись своими поклонниками в лице миленьких старушек с цветочками, поджидающих нас возле автобуса в Лондоне. Однажды на гастролях перед самым выступлением я сломал ногу. Это услышали все присутствующие на сцене. Генеральная репетиция. Я сделал прыжок в воздухе и неправильно приземлился. Раздался дичайший хруст в ноге, и я упал. Ко мне подбежал менеджер и мы сразу поехали в больницу. Я был быстро заменен на партии, хотя это была одна из важнейших ролей в постановке.

Кислоты в лицо или испорченных балеток не бывает. Мы же все-таки взрослые люди 
После Москвы, я на год вернулся в Бишкек. Пока я был на родине, получил контракт в Сеуле, но там мне не понравилось и я снова вернулся. Мне хотелось помочь привлечь артистов. Я думал, что если вернусь в свой родной город, то и другие артисты захотят вернуться и развивать искусство в Кыргызстане. Но я ошибался. Моя дорога с театром Оперы и Балета разошлась. Кыргызский балет очень красив, он был одним из сильнейших балетов в СССР, но сейчас всем известно, что искусство особо государством не поддерживается. Не хочу плохо отзываться о состоянии нынешнего театра Оперы и Балета — там трудятся люди и мои друзья. Давайте о приятном. У меня есть любимые отечественные балетные партии, любимые композиторы. Например, я люблю слушать музыку из балета «Чолпон». Очень. Очень красивая мелодия.

Контракт в Америке стоил мне родины и семьи. Я очень скучаю, но радуюсь, что вдохновляю племянников, которые учатся в той же балетной школе, что и я.
Мой коллектив — это очень дружная семья. Мы не строим друг другу козни, радуемся, когда кто-то получает большое соло. Кислоты в лицо или испорченных балеток не бывает. Мы же все-таки взрослые люди. 

Best
Сейчас я танцую контемпорари. Классический балет теперь танцую редко. Я всегда отношусь к выступлениям на сцене очень просто: то, что я делаю в студии, я делаю на сцене, а после зрители просто подходят и говорят: «Вау, это было круто!». Это моя работа, я привык, но не перестаю восхищаться этим видом искусства. И да, мне все равно какая публика, когда я на сцене. Главное, чтобы она была.

Мне было около 15 лет, когда я забыл половину танца прямо на сцене. Тогда я выступал перед казахами в Алматы. Все движения танца просто вылетели из головы, и я даже не знаю, что делал на сцене. Помню всё смутно, старался импровизировать. В более зрелом возрасте, когда я уже начал выступать профессионально, таких случаев не было. Ну, правда бывают мелкие недочеты, но они не видны зрителю. Мы всегда стараемся работать усерднее, потому что в профессиональном балете такие вещи не прощаются. Партнерш мне не доводилось ронять. Пока. Но в балете случается многое, разное и непредсказуемое.

Смотреть балет по девайсу —  смотреть мертвый балет 

В балете очень высокие требования к телу танцовщика. Если отбросить все церемонности, у нас, у кыргызов, в большинстве своем — коротковатые ноги, стопы маленькие, а головы большие. Это не совсем подходит для балета мирового уровня. Поэтому русский балет считается самым лучшим в мире. У русских артистов идеальное телосложение для балета: высокий рост, атлетично сложенное тело, маленькая голова. Мне, честно говоря, повезло. Спасибо богу и высоким стройным родителям. Я хожу в зал уже полтора года, стараюсь поддерживать тело в форме. Недавно мне сказали, что мои ноги становятся слишком большими и мне пришлось отказаться от приседаний со штангой. Такие строгие требования. Стараюсь питаться правильно, следить за собой и тренироваться каждый день. 

Танцоры балета уходят на пенсию индивидуально. Каждый, в зависимости от состояния здоровья. Но, я думаю, максимум в 37 лет. Я смотрю на коллег, у которых приближается этот возраст, и вижу, как они стараются, усиленно работают, танцуют лучше. Я не хочу ничего ждать и работаю над собой уже сейчас. Правда, я не знаю, чем буду заниматься после пенсии. Вы меня озадачили, нужно подумать. 

Недавно, один мой друг, американец, объяснил мне почему балет уступает по популярности кино или музыке. Сейчас ведь у всех планшеты, телефоны, лэптопы. И голос любимого певца или великолепная актерская игра на расстоянии всего в один клик. А смотреть балет по девайсу —  смотреть мертвый балет. Чтобы прочувствовать всё волшебство, нужно обязательно находиться в зале: сцена, музыка, овации, шторы, балкон и происходящее на сцене творчество в купе дают то самое наслаждение от искусства. Еще, я думаю, любой человек, будь то шахтер или суровый банковский работник, хотя бы раз увидит балет мирового уровня, он непременно поймет всю прелесть и волшебство такого вида искусства. Что происходит, когда шторы закрываются и угасают аплодисменты? Я просто иду домой.