Водитель, работающий с девушками по вызову, рассказал «Еноту», на чем строится его заработок. Для этого мы провели совместно одну рабочую смену, находясь в салоне машины и наблюдая за происходящим. На условиях анонимности наш собеседник поделился мыслями о своей работе, интим-услугах в Бишкеке и отношениях с милицией и клиентами.

По просьбе водителя в материале не указываются имена действующих лиц и названия заведений.

В качестве иллюстраций использованы фотографии улицы Медерова и ее перекрестков, сделанные в ночное время.
Best
Best

О работе 

Попал я сюда просто: меня пригласили девчонки. Сказали: «Если ты будешь с нами кататься, будет прям вот очень хорошо». Попробовал. Вот, всё никак напробоваться не могу. Что здесь требовалось и что у меня было: свой транспорт и изрядная безбашенность, потому что очень часто приходится защищать девчонок. От лиц, которые призваны защищать закон. Самым удивительным для меня в первые дни было узнать, сколько людей у нас завязано на этом бизнесе. Это просто кошмар, сколько их тут. У той девушки, кто не работает в этой сфере, так или иначе найдутся такие подружки.
Некоторые, если бы проституток не было, вообще девственниками бы умерли
В первые дни, помню, сразу привлек внимание, ментам же всегда интересно, кто это, надо сломать человека. Проверить на прочность. Начинают подставлять, всякую ерунду мутить. Один раз подсадили мне малолетку, девственницу. Разыграли там театр одного актера, кто-то ее преследует, угрожает… Ну, я по доброте душевной сказал ей посидеть в машине. Она закрылась и, пока я общался с ребятами, она вышла из машины, села в такси и уехала. А мне потом предъявляют похищение человека, несовершеннолетней, с целью продажи. Ну и начали: давай бабки, ля-ля, тополя, все в этом духе. Откровенное вымогательство, голимая подстава. Развод. Вообще моя работа очень сильно дисциплинирует и закаляет характер. 50 раз подумаешь, прежде, чем что-то сказать. И увеличивается чувство ответственности. Взрослее становишься, на мир другими глазами смотришь. С друзьями порой встретишься, и поговорить не о чем. Слушаешь их и думаешь: я бы из-за таких проблем и задницу с дивана не поднял. Не говоря уже о том, чтобы голову от подушки оторвать.

Как все устроено: звонят девочки, я выезжаю, приезжаю за ними, забираю, вожу их по заказам, после работы так же отвожу домой. Ездим к людям, которым интересно это ремесло, на час-два, ничего противозаконного, да и услугами этими все равно пользуются все мужики. Как ни крути, даже принципиальные. Сам я тоже пользуюсь, но очень, очень редко. Как говорится, сапожник без сапог. К работе девочек отношусь нормально, каждый человек нужен, любой профессии. Просто, может быть, социально это как-то низко, но что, если запретить проституцию? Ну, скорее всего, сразу поднимется уровень изнасилований. Мужики напиваются, им что надо? Правильно. А не каждый может взять и познакомиться с девушкой. И тут же с ней переспать. Кто-то внешностью не вышел, кто-то умом, а некоторые, если бы проституток не было, вообще девственниками бы умерли.

21:30

Мой собеседник водит минивэн, как и многие его «коллеги». Вместительность салона — вот и все преимущество. В нашем случае в него помещаются 4-5 девушек. Несмотря на выходные дни, на работу вышли не все. Это не запрещается и не возбраняется. Все по желанию. Мы выезжаем за первой девушкой, по пути остановившись на заправке. За ночь это приходится делать не один раз, ездить нужно действительно много и в разные точки. Посчитав сдачу, водитель поругался на цены на бензин и отметил, что они повлияли даже на расценки в их сфере. Ставку оплаты за час интимных услуг с недавних пор было решено перевести с 2 000 на 2 500 сомов. 
Best

О милиции

Жизнь эта очень интересная, динамичная. Масса острых ощущений, как экстремальный спорт. Помню первую серьезную встречу с милицией. Приехали мы как-то в одну сауну, и нас оттуда забрали в ГОМ. Просидели там часа два. Было 4-5 девочек и я. Долго нас мурыжили, я был человек неопытный. Хотели денег, по 1 000 сомов за каждую девочку требовали. Чтобы вы понимали, это очень много. Обычно любая такая встреча в 200 сомов укладывается. Объяснительные какие-то требовали, но какие объяснительные? Что им объяснять? В конце концов, приехала «крыша», быстренько все это развела. За те же 200 сомов. Но, честно говоря, тогда было несколько страшно. Одно дело, когда меня самого в молодости закрывали, за драки или хулиганство, это все нормально, а здесь вместе с тобой люди, за которых ты отвечаешь, груз обязательств.
Каждый день у нас веселье: выходишь на работу, как в последний раз. И не знаешь, чем этот день закончится
«Крыша» — это даже не то, чтобы так серьезно, мы же не занимаемся, скажем, наркотиками, ничего преступного. Просто иногда нужно помочь разрулить какой-то вопрос, то есть я не звоню им по несколько раз в день. Статьи нет, законом эта деятельность не запрещена, и почему девочек преследуют? Ну, открыли «отдел нравов». Который, по сути, ни с какой преступностью не борется. Хотя должен. Притоны, малолетки в этой отрасли — а они просто на «отметку» всех поставили и все. С этим уже ничего не поделаешь.

Осень наступает — менты как грибы вырастают. Всем нужны деньги, в принципе, это понятно. У них зарплата маленькая, с них тоже постоянно что-то требуют. Им ведь тоже на бензин надо и не только. Недавно, ребята, знакомые оттуда, рассказывали, руководство у них решило сделать ремонт. Покрасить, там, брусчатку выложить, и посчитали все это на полтора миллиона сомов. И эти деньги по сотрудникам распределили, десятками тысяч. А с зарплатой в 5 000 — это адекватно? Так что, и жалко, и понятно, почему они идут на такие действия, останавливая нас.

Каждый день у нас веселье: выходишь на работу, как в последний раз. И не знаешь, чем этот день закончится. Либо домой приедешь, либо в распределителе окажешься. Особенно с наступлением холодного времени года. Летом-то все отдыхают, и девчонки, милиция. А потом начинается. Кому просто денег дашь, а кто-то пытается девочек на «субботник» забрать. Это когда, грубо говоря, проститутки, по каким-то милицейским умозаключениям, должны их обслужить бесплатно. Сейчас еще более-менее, а раньше, говорят, вообще ураган был. Забирали, например, двух девчонок на 20 человек. Девочки оттуда уезжали сразу в больницу. Ну и, они же слабые, боятся, их напугать несложно. Сейчас такого беспредела нет, по крайней мере, девчонок не бьют. Но на «субботники» так же пытаются забрать. С появлением «отдела нравов» — тем более.

23:00

У водителя периодически звонит рабочий телефон: поступают заказы. Некоторым, зная заранее клиентов, вежливо отказывает, другим обещает приехать. Забрав девочек с заказа, вновь приезжаем к одной из саун. Позади нас останавливается еще один водитель «конторы». Процедура нехитрая, к клиентам заходит наша девушка и — как оказалось — несколько из другой «конторы», клиент будет выбирать. Ответ, победит ли численный перевес, опережает вопрос, и девочки из соседней машины через минуту выходят обратно и уезжают. Не понравились. Зато наша тут же отзванивается, все без лишних слов, только время. В ответ слышит короткое «Умница!». С пустым салоном уезжаем перекусить, после чего, если будет время, водитель обещает показать улицу Медерова. Вернее, происходящие там милицейские облавы. 

Best

О девочках

Первые мои девочки были, конечно, ужасные. В смысле, не на внешность, а поведенческие реакции оставляли желать лучшего. Как бы сказать, они были очень веселые. Профессия подобного рода — она откладывает свой отпечаток, и в основном «рабочие» девчонки — они на всю голову отмороженные бывают. Порой очень много пьют, но почему? Работа тяжелая, часто бывают пьяные клиенты, буйные, а девчонки с ними один на один. Они и в принципе мужчине ничего противопоставить не могут. Потом уже, когда я стал относительно опытнее, начал работать как раз таки с теми девочками, кто и предложил мне эту работу. Они и поспокойнее, более рассудительны, мне с ними приятно работать. Раньше и текучесть была, к тому же, а сейчас образовался костяк. Людей, которые хотят работать, доверяют мне. И я доверяю им.
Если заказа нет, девчата болтают или в телефоны утыкаются. «Одноклассники» и, как это, гистограмма? Не помню, как называется.
Система простая: я вожу девочек, они мне платят. Кто нам чаще всего звонит? Ну, я могу сказать, что это люди, которые попадают в категорию мужчин. Единственное условие — их платежеспособность. Так и работаем. Иногда 5 заказов за ночь, а иногда 50. Но при этом 5 могут быть эффективными, а 50 вообще никаких. Или никого не оставляют, или наши сами говорят, что они там не останутся. Помимо прочего я девочек в какой-то мере защищаю. Конечно, не могу присутствовать во время работы, если вдруг там их обижают, но в случае чего могу приехать и забрать.

Я со своими «напарницами» не сплю, принципиально. Рабочие отношения, не более. Но по началу, давно еще, были такие, что с ними было проще переспать, чем отказать, понравился я им. Можно сказать, практически силой заставили, хочу и всё. Сейчас всё спокойно. Если заказа нет, девчата или болтают, или в телефоны утыкаются. «Одноклассники» эти или, как это, гистограмма? Не помню, как называется. Могут и выпить немного, но мои пьют только пиво и то очень редко. Не то, что старые, те без водки на работу не выходили. У меня все спокойные. Грамотные, интересные. И отношение к себе ценят хорошее. И заработком пользоваться умеют. А то как вспомнишь, какие-нибудь там — все прогуляют в клубе, а потом: «Ну купи самсу!». Ты дура, ты вчера 10 000 заработала, где они?

00:00

Улица Медерова. Одна из тех, где гостиниц в городе больше всего. Сбавляем ход. Водитель показывает на машины, стоящие у обочины, без запинки называет те, где сидит милиция. Его авто им, к слову, тоже хорошо знакомо. Но — мы двигаемся мимо и останавливаемся неподалеку. К нам никто не подойдет. А через несколько минут к одной из саун подъедет машина с девушками, и следом от обочины тронется другая, одна из ожидающих подобного визита. Недолгий разговор, и вопрос решен. Вечер продолжается хорошо для обеих сторон, а мы едем дальше. 
Best

О буднях и праздниках

Работа всегда идет по-разному, вне сезонов, праздников, но почему-то в декабре, в 20-х числах, начинается ажиотаж. Не знаю, с чем это связано. Такое ощущение, что мужики целый год терпят, чтобы потом на Новый год оторваться. А вот взять, к примеру, 23 февраля — там мне самому интересно, много ли заказов. Потому что это второй праздник милиции, в этот день лучше вообще не выходить на работу. А так девочки всегда могут взять выходной. Ну и, да, стабильно у них выходные 5 дней в месяц. Если вы понимаете. У меня работа начинается с 7 часов вечера. И часов до 4-5 утра. Иногда бывает раньше, позже, зависит от заказов. Бывает, и в 12 свернемся, если нет звонков. Или, например, если в час ночи придет первый заказ, делать там точно нечего. Это будут пьяные дебоширы. Проверено.
Хорошо, когда встречаются клиенты, которым не надо за счет проститутки ублажать своё эго
Лучшее время — с 8 до 11 вечера. Потом час перерыва, этакий спад, и могут опять начаться заказы. Клиенты чаще одни и те же, много постоянных. И чиновники в том числе. Они же тоже люди. Хорошо, когда встречаются клиенты, которым не надо за счет проститутки ублажать своё эго. Или, например, звонят, просят приехать, мол, у нас какие-то супер крутые клиенты. А нам, в принципе, все равно, какие они. Потому что они все равно заплатят ровно столько же, сколько не супер крутые клиенты. Другое дело, что на чай могут оставлять хорошо. Может и 500 сомов быть, а может и 5 000.

Думать о своей личной жизни стало труднее. Все равно начинаешь на женщин смотреть по-другому. Вот, мои девчонки — ведь тоже женщины, просто у них, может быть, в голове немного иначе все. И меньше морали, то есть она не так ярко выражена, как обычно. И, получается, все женщины думают одно и то же, а мои просто не стесняются об этом говорить. А вообще много разговоров в машине, обсуждают клиентов, над кем-то смеются, кем-то восхищаются, и думаешь: а в простой жизни вот так и про меня кто-то говорит? Все подруги знают, какой ты и какой у тебя? Какие-то такие вещи очень влияют на тебя постепенно.
Ну и, еще, ни одна девушка, думаю, не потерпит рядом с собой человека с такой работой. Так что, с личной жизнью у меня все легко. Ее просто нет.

03:00 

Останавливаемся на тихом пустыре. Шум ночного города вперемешку с разговорами девушек на заднем сиденье. Обычными женскими разговорами. О прическе, одежде, проведенном дне, прошлых выходных, знакомых мужчинах, друзьях, еде и работе. Скорее всего, по словам девочек, пора по домам. Разговоры стихают.

Спустя некоторое время становится заметно, что водитель зевает, девушки говорят уже намного меньше и тише, то и дело кутаясь в верхнюю одежду и прося курящих скорее выбрасывать сигарету и закрывать окно. В редкое время, по их словам, есть смысл работать до самого утра. Спустя полчаса начинаем разъезжаться. Из-под сиденья выкатывается бутылка. Нащупываю ее, поднимаю: виски. Около трети. Водитель улыбается, включает музыку и говорит: «Это мы День уголовного розыска отмечали».

Фотографии: Асан Ботбаев