Бишкекские марафонцы рассказали «Еноту» о своих отношениях с бегом, как это изменило их жизнь и почему возраст, слепота и порок сердца не помеха участию в марафоне.

Ближайший марафон в столице, «Бишкек Fun Run», стартует 27 сентября в 08:30 утра на Старой площади.
1 / 2
Best Best

Жумабек, 66 лет

Мне сейчас 66 лет, а когда было 59, весил 104 килограмма. Я не мог подниматься на четвёртый этаж, задыхался, давление стало подниматься. Тогда я подумал: «Слушай, скоро ты законно получишь инсульт». И начал бегать на стадионе школы возле дома. Начал я где-то в июне, сразу взял большую нагрузку и занимался по три-четыре часа, а к сентябрю уже весил 72 килограмма. Вот с тех пор и бегаю. Куда бы я ни ездил, беру с собой спортивную форму и обязательно спрашиваю, где можно бежать. Я бегал и в Стамбуле, и в Астане, и на Иссык-Куле, и в Канаде — в этом году бежал марафон в Торонто.

Обычно я встаю в полпятого, часам к пяти прихожу на стадион и часов пять занимаюсь. Каждый день — я стараюсь бегать 365 дней в году. Самый большой перерыв в беге длился от силы два-три дня, когда едешь куда-нибудь на похороны или на той. Ежедневно я пробегаю где-то 6–10 километров. Когда тепло, я бегаю босиком и в одних шортах. Загораю и закаляюсь. Зимой я бегаю в тонкой ветровке, лёгких штанах и кроссовках. Одетый я бегаю или раздетый — у меня комплексов нет. Как мне удобно, так и бегаю. Летом мне было жарко, я снял футболку и с тех пор бегаю без неё. Дождь, снег — меня ничего не волнует, главное — пробежать. Пусть хоть ливневые дожди идут, хоть минус 22. Меня даже специально фотографировали с ледяными усами. Когда бежишь, уже не чувствуешь холода, единственное — пальцы замерзают, так что зимой я обычно надеваю перчатки и лыжную шапочку. 

Когда я бегу, то думаю только о хорошем и выбрасываю все плохие мысли. Жизнь и так коротка, чтобы думать о плохом. Сейчас вот думаю о том, что готовлюсь к Бостонскому марафону, крупнейшему марафону в мире, хочу пробежать его в следующем году. Тут на стадионе у нас клуб любителей бега — к примеру, Петру Никифоровичу Чеснокову 92 года. Но нас немного, вот что меня поразило в Канаде и Америке — в любое время суток там бегает множество людей. И чем хорош бег — знакомишься со многими людьми. Бежишь, и уже через два-три дня люди тебя знают.

Лучше бега трусцой человек ещё ничего не придумал. От инсульта и инфаркта человек может только убежать

Бег — как наркотик. Особенно, когда почувствуешь себя легко после бега, такой кайф ни с чем не сравним. Чувствуешь легкость, и жить хочется. Посмотрите на меня: у меня хороший сон, хорошее настроение. Начал я бегать, потому что постоянно болел, а сейчас я чувствую себя, как сорокалетний. На стадионе я занимаюсь по четыре-пять часов, потом иду домой, обедаю, внуков в школу отвожу, потом возвращаюсь и занимаюсь гимнастикой, пресс качаю — итого в день у меня бывает до девяти часов физкультуры. На здоровье ничего не жалко, чем стоять в очереди у врача, я лучше проведу это время здесь. Тем более, я сейчас на пенсии.

Если я перестану бегать, значит, буду уже собираться на тот свет. Вот на этой неделе умерли два моих однокашника — один от инфаркта, другой от астмы. Недавно ещё мы улыбались, разговаривали, а теперь вот похоронили. Жалею, что не начал раньше бегать, лет с 40. Раньше работать надо было, семью содержать. У меня есть только одна, и то чепуховая проблема: знаете, сколько я за это время переносил спортивной обуви? Всех родственников, которые живут в Америке и Канаде, я прошу привезти только одно: хорошую спортивную обувь. Одной пары хватает на два-три месяца, потом подошва летит.

Естественное, бывает, что утром не хочется вставать. Но я заставляю себя. Даже если болею, встаю и иду. Ведь это мне надо, а не какому-нибудь дяде Васе. Лучше бега трусцой человек ещё ничего не придумал. От инсульта и инфаркта человек может только убежать.

1 / 2
Best Best

Евгения, 31 год

Бегать я начала лет десять назад, ещё в студенчестве. Я вставала очень рано, бегала на школьном стадионе возле дома, и только потом отправлялась на учебу. Все вокруг — сонные, невыспавшиеся, а ты — бодрая и энергичная. Сейчас я бегаю на стадионе «Спартак» три раза в неделю по 10–12 километров. Если бегаю вверх или по неровной поверхности, то чуть меньше.

Поначалу я бегала неправильно: торопилась, хотела результатов поскорее, на носочках, как спринтеры, отчего в итоге сильно накачала икры на ногах. Оказывается, важно найти удобную для бега позу и определить комфортный для себя темп, чтобы эффективно тратить энергию и не получить травму. Я начала смотреть много роликов, читать, слушать подкасты от профессиональных спортсменов, и поняла, что даже малейшее увеличение дистанции требует закрепления неделями. Должны привыкнуть мышцы, настроиться дыхание.

Особенно парней задевает, что впереди них бежит девушка. А вдруг эта девушка уже десять лет бегает, а у тебя только третий день?

Я бегаю на стадионе, и часто вижу новичков, которые совершают те же ошибки, что и я. Хотят сразу же быстро и далеко бегать, соревнуются с другими бегунами на стадионе. Например, хотят тебя обогнать, особенно парней задевает, что впереди них бежит девушка. А вдруг эта девушка уже десять лет бегает, а у тебя только третий день? Он быстро устанет, собьет дыхание и, возможно, потеряет желание продолжать.

Но у бегунов довольно дружелюбная спортивная территория. Мы здороваемся, знакомимся, спрашиваем и подсказываем. Случается, я разминаюсь перед пробежкой, и какой-нибудь байкешка подойдет и спросит: «А что это такое, а зачем это делать?», — и я объясняю. Полезно знать основные техники, спрашивать более опытных бегунов, но важно и помнить, что у людей может быть разная мотивация, подготовленность и состояние здоровья.

У меня, например, был врожденный порок сердца. Людям с таким диагнозом говорят, что надо себя беречь, и они обычно не занимаются никаким спортом. Беречь — не значит не заниматься спортом. Можно ходить по горам, бегать. Два года назад, когда мне делали операцию, врачи сказали, что у меня хорошее, натренированное сердце. Я пробежала 42-километровый марафон в мае на Иссык-Куле и собираюсь 16 ноября в Стамбул, тоже 42 километра бежать.

Меня не раздражает, что бег становится модным. Классно же, что люди стремятся укрепить здоровье и форму. Я помню, года три назад на «Спартаке» бегали три-четыре человека: спортсмены, иностранцы или закутанные в теплую одежду люди, желающие сбросить вес. Сейчас же, когда приходишь на стадион, можно увидеть 30–40 человек, много кто бегает по Ботаническому саду, Белинке или Дзержинке.

Недавно я бегала на Урале и в Дубае и почувствовала, что там почему-то намного легче бегать. Пробегаю такое же расстояние, что и тут —  ноги устают, но никакого учащенного дыхания. Оказывается, это из-за того, что у нас высокогорье. Если ты тут тренировался, потом повсюду легче бегать. Наверное, по этой причине к нам приезжают тренироваться иностранные спортсмены.

Бег значительно поменял мой образ жизни. Я чаще отказываюсь от каких-то поздних посиделок, потому что прихожу усталая после пробежки и иду спать, а высыпаться важно и для работы, и для бега. Я перешла только на такую пищу, которая дает мне энергию и не приносит дискомфорта. Организм уже не хочет принимать то, от чего тяжесть в желудке или колет бок. А еще более четкое понимание того, что если работать последовательно и упорно, то любой результат достижим.

1 / 2
Best Best

Бегималы, 34 года

Три года назад в Кыргызском обществе слепых и глухих у нас работал очень искренний такой волонтер по имени Матсудо. Матсудо-сан — так мы его называли. Я ему рассказал, что всегда мечтал заниматься легкой атлетикой, тогда он посоветовал мне бег. Рассказал, как в Японии развиты спортивные соревнования среди инвалидов и вдохновил меня на участие в обычном марафоне на Иссык-Куле. Я полтора месяца потренировался и побежал. Прибежал 30-ым среди 130. Через год прибежал шестым, в этом году — седьмым. Я бегаю два раза в день по 5–10 километров. Я хочу стать профессиональным бегуном и представить Кыргызстан на международных соревнованиях для людей с ограниченными возможностями — Параолимпийских играх.

По мне не сразу скажешь, что я инвалид первой группы по зрению, при беге всё мешает, вот и не ношу палку или черные очки

По мне не сразу скажешь, что я инвалид первой группы по зрению, при беге всё мешает, вот и не ношу палку или черные очки. И потом, я хорошо ориентируюсь в пространстве по звукам, запахам и иногда боковым зрением могу чуть различить силуэты. Плохое зрение не мешает мне в спорте, только в поиске работы и пересечении улиц. У нас ужасные водители, я думаю, надо штрафовать за то, что они не тормозят на стоп-линиях. Почему все, кто садится за руль, спешат так, будто им сообщили плохую весть о родных и им надо прилететь туда, сбивая всех с ног? Я ведь не вижу света и иду, когда все идут, но зрячие могут отбежать, когда машина останавливается на пешеходном переходе, а я могу просто не увидеть. Меня ударяли пару раз, конечно, неприятно, но что делать: ругаюсь, иногда даже до матов доходит, и живу дальше. Меня не волнует, как люди реагируют или смотрят на меня. Даже если бы захотел, то не мог бы этого увидеть.

С работой то же: если бы дали шанс хоть неделю попробовать  — я бы с работой справился бы, но никто с инвалидами связываться не хочет. Я сейчас прохожу курсы массажа, надеюсь устроиться на работу и помогать супруге. А то она одна, швея, с утра до вечера работает. В марафонах еще есть возможность выиграть денежные призы. Это, конечно, далеко не самое важное, но тоже не лишнее, вот, например, хочу поучаствовать в Сеуле на соревнованиях, а нужны нормальные кроссовки, которые 5 000 сомов стоят.

Я редко злюсь и жалуюсь. Толку-то от этого? Но если меня через вас кто-то услышит, хочется сказать, чтобы не бросали мусор где попало или чтобы заведения не ставили без разрешения где попало железяки для парковок. Для кого-то это мелочь, а для кого-то большая преграда. Это все расстраивает, но это не причина запереться дома и обижаться на мир. У меня есть цель, и несмотря ни на что я буду идти к ней. Я счастлив, что меня поддерживают моя жена и дочки.

Мне хочется, чтобы больше людей из нашего общества слепых и глухих занялись бегом. Но, думаю, в этом деле нужна сила воли как зрячему, так и незрячему человеку. Как правильно бегать, одеваться и питаться, я узнаю у других бегунов, которых встречаю на стадионах и в парках. Хожу на какие-то лекции, записываю на диктофон и слушаю дома. Конечно, в будущем хочется иметь личного тренера, который бы указывал, что и как делать, что есть, сколько пить, чтобы он следил за мной и направлял.

Фотографии: Андрей Костикин